История о том, как успешная работа родителей над собой «вытащила» ребенка из страшной болезни.

 

Я много писал о семейных отношениях, и их роли в жизни каждого человека. Но, познакомившись с историей этой семьи, я посмотрел на этот вопрос новыми глазами. И, поверьте мне, это не просто красивая метафора. Несмотря на определенный трагизм этой истории, в ней заложен глубокий смысл и есть счастливый финал. И мне очень хочется поскорее Вам ее рассказать.

 

В 2006 году, в Центр коррекционной и семейной психологии попал мальчик, Кирилл Мельник (в целях конфиденциальности, имя и фамилия были изменены), дошкольного возраста.

 

Как говорили его родители: «У Кирюши – проблемы с поведением: он такой капризный, то замирает, то скачет повсюду, ни на кого не реагирует. А потом может быть очень агрессивным…».

 

Все специалисты, к которым ранее обращались родители, сходились во мнении, что налицо диагноз: задержка развития и аутистические черты.

 

Конечно же, родители мальчика находились в состоянии хронического стресса. Отец Кирилла  погрузился в апатию и страх за своего ребёнка. К тому, же его преследовало чувство вины за состояние сына. Мама Кирилла разрывалась между мужем и сыном,  не в силах справиться со своими переживаниями. И все чаще всю свою боль она выплескивала в виде немотивированной агрессии на своего мужа.

 

Другими словами, диагноз Кирилла загнал взрослых членов семьи в свой некий замкнутый мир, в котором родители не знали, как справиться с недугом сына и при этом винили себя за все происходящее.

 

Взаимоотношения родителей в каждой семье дают толчок для развития личности малыша. И чем они гармоничнее, тем больше вероятности, что ребенок вырастет здоровой и полноценной личностью. Особенности развития Кирилла делали невозможными те простые человеческие радости, которые доступны семьям с обычными детьми. Это коренным образом влияло на отношения супругов.

 

Возникал некий замкнутый круг: каждый день родители погружались в депрессивное состояние из-за болезни сына, а мальчик не мог  развиваться, не чувствуя поддержки родителей.

 

Осознав всю тяжесть положения, родители приняли решение менять ситуацию в семье и обратились за помощью ребёнку к детским психологам.

 

Но в данном случае одной терапии с Кириллом было недостаточно. Так как вся семья висела на «крючке» вины и самобичевания, требовалась работа с каждым из родителей.

Мама Кирилла стала самым активным участником терапии ребёнка. Включаясь в работу, вместе с психологами на индивидуальной консультации она прорабатывала реакции, которые посылала своему ребенку, когда он лишний раз подсознательно хотел ее спровоцировать на эмоцию.

 

Отец учувствовал в терапии косвенно. Хотя он и не работал с психологом непосредственно, но все же придерживался рекомендаций по работе с эмоциями и выполнял задания коррекционной программы. Даже такое неполноценное участие отца в терапии особого ребенка дало положительные результаты уже в скором времени.

 

Мама научилась находить и сохранять спокойствие внутри себя при общении с сыном, который за счет своего диагноза очень сильно отличался от обычных детей. Гнев, агрессия и злоба больше не вмешивались в отношения  их семьи. Отец также смог справиться со своими страхами, у него получилось избавиться от чувства вины, которое терзало его не один год.

 

В общей сложности, с семьей Кирилла детские и семейные психологи работали почти полтора года. Хотя уже через 3 месяца ребёнок стал лучше реагировать и воспринимать окружающий мир, а его поведение выровнялось. Он более не закатывал беспричинных истерик с целью спровоцировать своих родителей на негативные эмоции.

 

Ещё через 3 месяца его полностью покинул страх взаимодействия с незнакомыми людьми, он начал чувствовать границы других людей и  старался их не нарушать. Кирюша потихоньку учился общаться с внешним миром. Из-за своего диагноза это давалось ему нелегко. Но, не смотря на все это, мальчик медленно, но уверенно выходил из своего состояния. Спустя 8 месяцев Кирилл уже вел себя как совсем обычный здоровый ребенок.

 

За год до поступления ребенка в первый класс, родители начали беспокоиться о его перспективах в обучении. Они были уверены, что из-за своего диагноза им будет рекомендовано посещение коррекционной школы. Придя на очередной прием к психоневрологу, семья очень беспокоилась.

 

Но, после обследования врач сообщил приятную новость, что если терапия будет продолжаться в таком темпе,  Кирилл может идти в обычный класс, более того, констатировал значительное улучшение состояния мальчика. Радости родителей не было границ! Услышать такие слова от врача, который несколько лет назад поставил им диагноз «аутизм» - было настоящим подарком.

 

Это было прямое доказательство того, что их родительские труды не пропали даром, что они победили не только болезнь сына, но и свои страхи!

 

Сейчас семья Мельник ждёт пополнение, а Кирилл успешно заканчивает обычный второй класс и продолжает посещать детского психолога, но уже не так часто, всего лишь один-два раза в неделю. Это необходимо для поддержания достигнутых результатов.

 

Благодаря взаимному желанию каждого из родителей помочь своему ребенку, они сумели дать ему все необходимое для дальнейшего нормального развития.

 

Психологи Центра семейной и коррекционной психологии заверили меня, что аутизм – это не приговор. Да, это серьезное и недостаточно изученное заболевание (или особое состояние психики?).  Но если каждый член семьи будет готов идти на системную продолжительную работу и кардинальные изменения своего внутреннего состояния, то у ребенка есть хорошие перспективы на восстановление, а у его родителей – на искреннюю радость от своего родительства.

 

Профессиональная помощь квалифицированных психологов -  та самая надежная поддержка в вашем искреннем желании изменить свою жизнь, даже если Вы столкнулись с таким сложным состоянием, как аутизм.

 

нажимая на кнопку "отправить заявку" вы подтверждаете что ознакомлены с

политикой конфиденциальности сайта

© Copyright 2015. Designed with Mazurov